Цели, организация и работа геохимического отряда Памирской экспедиции, 1930 год.

 

Главная

Пейзажи Хайдаркана

Фотоальбомы Хайдарканцев

БЛОГ

Архив школьных фотографий

Из истории Хайдаркана

Форум

Видео Aрхив

Аудио Архив
Архив сайта
Кадамжай Кадамджай Сурьмяный комбинат Ферганская долина
е-майл сайта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Источник: Жонголович И.Д. Астрономические и магнитные пункты, определенные в Южной Фергане. Памирская экспедиция 1930 г. Труды экспедиции вып. V (15) Геодезия и геофизика. Издательство Академии наук СССР. Ленинград, 1932 г.

 

Введение

  1. Район, цель и организация работ.

  Район работ геохимического отряда Памирской экспедиции (Цель и задачи геохимического отряда вообще – см. статью Д. И. Щербакова) должен был располагаться главным образом в пределах Автономной Киргизской области, по рр. Сох, Исфара и Ляйляк, на северных склонах Алайского и Туркестанского хр. (См. 40-верстную карту Военно-топографического управления, лист XIX, и 10-верстную карту, ряд. VII, листы 5 и 6, а также схематическую карту района работ отряда в масштабе 1:1200 000, приложенную к настоящей статье (стр.3). Старая десятиверстная карта этого района, составленная Туркестанским военно-топографическим отделом частично по рекогносцировочным двухверстным съемкам, мало обеспечена астрономическими и триангуляционными пунктами, особенно в средней своей части; во многих местах карта зияет пунктиром мало исследованных областей. Астрономические пункты в этом районе определены в конце прошлого столетия П. Залесским, причем долготы определялись перевозкой хронометров (П. Залесский. Полный каталог астрономических определений Туркестанского военного округа и прилегающих к нему земель, Ташкент, 1914.). Главным образом астропункты Залесского располагаются на востоке по рр. Исфайрам и Шахимардан, на юге по рр. Кзыл-су, Гарм и Матча, на западе имеется несколько пунктов западнее р. Ак-су и на севере – приблизительно вдоль линии железной дороги Ходжент – Коканд – Маргелан – Андижан. Центральная часть этого района, где главным образом и должны были расположиться работы геохимического отряда, не имеет астрономически определенных пунктов.

  Это обстоятельство побудило включить в программу работ отряда определение астрономических пунктов. Это определение должно было преследовать двоякую цель: во-первых, дать непосредственно опорные пункты для закрепления маршрутов самого отряда и, во-вторых, учитывая, что в ближайшем будущем этот район будет подвергнут точной съемке, заготовить ряд хорошо закрепленных и достаточно точно определенных астропунктов, на которых можно было бы обосновать местные тригонометрические работы. Между прочим, уже в этом году триангуляционная партия Киргизского наркомзема, работавшая в указанном районе, использовала в своих работах только что определенный нами астропункт. Указанная выше задача повышала, конечно, требования в отношении точности определения, а следовательно, и в отношении выбора инструментов и методов работ, о чем подробно указано дальше. Как дальше будет видно, астропункты удалось получить в среднем с ошибкой по широте и долготе ±21 м, что приблизительно соответствует точности съемки в масштабе 1:100000.

  Попутно с этой основной работой, решено было произвести в ряде пунктов определения всех трех элементов земного магнетизма с точностью, принятой при маршрутных определениях генеральной магнитной съемки Союза. Работа эта была согласована с программой работ Бюро магнитной съемки Союза.

  Кроме того, в программу включалось определение высот пунктов над уровнем моря при помощи анероидов.

  Выполнение указанных работ было поручено автору этой статьи. В организационном отношении решено было не выделять для выполнения этих работ отдельной партии, а слить астрономические и магнитные работы с работой геохимического отряда, передвигаясь вместе и пользуясь общей организацией. В дальнейшем опыт показал полную возможность и целесообразность такой организации работ; ни работы геохимиков, ни работа астронома от этого не страдали, а во многих затруднительных положениях, вызванных общей обстановкой этого года в указанном районе, такая организация спасала положение.

  В отношении предварительной организации упомянутых работ, на долю автора этой статьи выпала только забота об инструментах и специальном снаряжении, в чем, однако, мне существенную помощь оказал начальник отряда Д. И. Щербаков, за что приношу ему искреннюю благодарность.

  Сбор всех инструментов и специального снаряжения, а также контрольные наблюдения в Пулковской астрономической и Павловской магнитной обсерваториях были закончены к 10 июня, когда и представилась возможность отбыть в г. Фергана.

  2. Краткий хронологический перечень передвижений отряда
(Что касается состава отряда и работы отдельных сотрудников – см. ст. Д. И. Щербакова и соответственно работы отдельных сотрудников в Трудах экспедиции).

  После окончательного сформирования, караван отряда вышел 28 июня из г. Фергана, направляясь через кишлак Вуадиль мимо Кадам-джайского сурьмяного рудника, через кишлак Охна по знойной безводной Охнинской долине, через пер. Метинг-бель в Хайдаркан, куда и прибыл 30 июня. Хайдаркан – место богатейших ртутных выработок, здесь имеется небольшой рабочий поселок, и здесь отряд имел свою базу при дальнейших работах в этом районе. 1–4 июля был определен здесь первый астрономический и магнитный пункт.

  5 июля двинулись дальше через большой кишлак Сох и затем вверх по р. Сох до кишлака Раут и вверх по р. Раут на пер. Сымап. Здесь, на самом гребне перевала, 7-го и 8-го числа сделаны астрономические и магнитные наблюдения. 9 июля, с утра, спустившись опять до р. Сох, двинулись дальше вверх по р. Сох через кишлак Заардале, затем поднялись по р. Арча-баши и здесь, оставив за собой кишлак Шудман, 10-го, вечером, достигли последней чай-ханы Кзыл-булак, расположенной перед входом в гранитное ущелье, ведущее к пер. Кара-куш-хана. Здесь 11-го и 12-го произведены астрономические и магнитные наблюдения, и 12-го караван двинулся в обратный путь. Дойдя по старому пути до кишлака Заардале, мы поднялись вверх по рр. Калай и Махмут до ледника Райгородского, куда прибыли вечером 14-го. Здесь тоже предполагалось сделать астрономические и магнитные наблюдения; 15-го все для этого было подготовлено, был зарыт столб, установлено радио и т. д. Однако, наблюдения не удалось сделать, так как в ночь с 15-го на 16-е пришлось покинуть это место в виду получения срочного извещения из Соха, что на нас готовится нападение басмаческой шайки. 17-го благополучно прибыли в Хайдаркан, передвигаясь все время с оружием в руках и ожидая из-за каждого угла нападения. Здесь мы узнали о разгроме нескольких исследовательских партий, работавших в Алайской долине и на Памире, и о гибели многих участников этих партий, убитых басмаческими шайками.
 


  22 июля караван отряда двинулся на Ю по р. Алаудин через пер. Гаумыш (4100 м) и по р. Гаумыш до места слияния рр. Гаумыш, Джуры-сай и Хаджи-ачкан (Лой-су), куда прибыл 23-го, вечером. Здесь, на весьма приметном холме, находящемся при слиянии названных рек, были сделаны астрономические и магнитные наблюдения, а также небольшие триангуляционные привязки окружающих предметов. Эта работа заняла дни 24–27 июля. 28-го двинулись в обратный путь по старой дороге, и прибыли в Хайдаркан 29-го, вечером, а 3 августа вернулись в Фергану.

  В связи с упомянутыми выше событиями, происшедшими на Памире, стал вопрос о продолжении работ отряда, так как по первоначальному плану август и сентябрь месяцы отряд должен был работать на Памире. Решено было, отказавшись от работ в этом году на Памире, продолжать работы геохимического отряда в прежнем районе, передвинув их еще более на 3, к рр. Исфара и Ляйляк, в районы, как предполагалось, более спокойные в отношении басмачества.

  9 августа снова двинулись по знакомой уже дороге через Вуадиль и Охну к Хайдаркану. 15 августа вышли из Хайдаркана, направляясь в район р. Бирк-су, правого притока р. Ляйляк. Путь лежал через кишлак Сох, пер. Мулла-бель по р. Булак-баши, через большой кишлак Варух на р. Исфара и дальше по р. Каравший. Уже в кишлаке Варух мы узнали, что в окрестностях орудует большая басмаческая шайка, разграбившая несколько дней тому назад кооперативы в Варухе. Утром 18-го на месте нашей ночевки на р. Каравший на нас было сделано нападение шайки басмачей, и только благодаря постоянной нашей бдительности, удобной позиции и хорошему вооружению все кончилось для нашего отряда благополучно; после жаркой перестрелки басмачи обратились в бегство, оставив на месте убитую лошадь. Это событие доказало нам невозможность спокойно работать и в этом районе, и решено было от этих работ отказаться и оставшееся время употребить для работ в районе Кадам-джайского рудника около Вуадиля и по р. Чаувай около Уч-кургана.

  Поэтому 18-го же числа мы двинулись обратно, идя, однако, не прежней дорогой, а насколько кружным путем, через пер. Сары-яз на левый берег Исфары, минуя кишлак Варух; дальше вниз по р. Исфара через кишлаки Самаркандек и Чарку, через ур. Бужун к р. Сох и дальше через кишлак Сох старой дорогой; 20 августа, вечером, снова прибыли в Хайдаркан, сделав за пять суток свыше 200 км.

  22 августа прибыли в Кадамджайский рудник около Вуадиля. Здесь 23-го определен магнитный и астрономический пункт, и сделана привязка к триангуляционной сети съемки рудника, произведенной в 1929 г. В ночь на 24 августа на наш лагерь, вероятно случайно, наскочила небольшая басмаческая шайка, но наткнувшись на нашего часового, обстреляла его и умчалась, преследуемая нашими выстрелами.

  24 августа двинулись дальше через ур. Томаша к р. Исфайрам и затем вверх по р. Чаувай. В расстоянии около 12 км вверх по р. Чаувай от впадения ее в р. Исфайрам, на перевале без названия, был определен последний магнитный и астрономический пункт 26 и 27 августа. 27-го же я двинулся в обратный путь, в Фергану, куда и прибыл 28-го вечером. 31 августа выехал из Ферганы, закончив, таким образом, работы этого года.

 

  3. Снаряжение.

  Подбор инструментов и специального снаряжения зависел, во-первых, от характера намечаемых работ и, во-вторых, от условий передвижения на месте работ. Перевозки могли совершаться только вьючным способом, часто по трудно проходимым горным тропинкам. Это требовало возможно более компактного снаряжения, негромоздкого и нетяжелого. Так как первоначально предполагалось, что, после работ в указанном районе, весь отряд примет участие в работах большой экспедиции на Памире, то тщательный подбор снаряжения был особенно важен.

  В Ленинграде удалось собрать следующее снаряжение:

  1) Малый универсальный круг Репсольда, в ящике размером 25 X 30 X 30 см, весом 15 кг. Этим инструментом определены все астрономические пункты. По точности даваемых результатов, по своей компактности и малому весу, этот инструмент незаменим в подобных экспедициях.

  2) Тренога к нему весом 9 кг. Тренога оказалась весьма прочной и устойчивой; верхняя доска – круглая, с закраинкой, диаметром 32 см, так что рядом с универсалом можно было ставить рабочий хронометр. Это представляет очень большое удобство, которое особенно можно оценить, когда приходится наблюдать при сильном ветре на берегу грохочущего горного потока.

  3) Термометр-пращ, в оправе, системы Кольса, с делением через 1/2° от – 45° до + 65°, помещался в ящике вместе с универсальным кругом Репсольда.

  4) Два анероида-высотомера Nauden № 69 и № 1712, диаметром по 7 см каждый, в отдельном футляре.

  5) Два столовых хронометра: U. Nardin № 2581, звездный, рабочий, и А. Ericsson № 1062, средний, запасной.

  Оба хронометра помещались в весьма прочном дубовом ящике с двумя отделениями, выложенными мягкими подушками; ящик снабжен прочной, удобной ручкой для переноски, и закрывается крючками с предохранителями. Величина ящика 31 X 16 X 12 см, общий вес с двумя хронометрами 5 кг.

  6) Радиоприемная установка, в металлическом ящике величиной 32 X 24 X 22 см, общим весом 12,5 кг, содержащая:

  а) приемник одноламповый Телефункена типа Е 266 g, с диапазоном 1200 – 20000 м;

  б) деревянный ящик с восемью катушками-вариометрами и одним конденсатором;

  в) подставка с четырьмя гнездами и четырьмя контактами для включения приемника в цепи батареи накала и батареи анодной;

  г) усилитель низкой частоты, 2-кратный, типа УН-2 Электротреста;

  д) деревянный ящик с шестью лампами микро, каждая в специальном гнезде, обложенном ватой;

  е) телефон на два уха;

  ж) милли-вольтамперметр в металлической коробочке;

  з) реостат на 25 ом;

  и) запасные части и монтажный провод.

  7) Запас батарей: шесть сухих батарей накала по 4 вольта, три сухих батареи анодных по 80 вольт и шесть сухих батарей по 1.5 вольт. Все батареи были куплены в начале июня, свежего выпуска, каждая батарея была помещена в отдельный деревянный ящик, и залита парафином с целью предохранить от высыхания. Общий вес всех батарей с ящиками 28 кг. К сожалению, батареи оказались очень низкого качества, и, несмотря на указанные предосторожности, почти все батареи оказались негодными к моменту их получения на месте работ, через два месяца (см. ниже); разбор батарей показал, что цинк был очень тонкий и плохого качества, весь он оказался разъеденным и представлял собою сплошное решето.



  8) Радиомачты и антенна. Это представляло собою наиболее громоздкую и неудобную для вьюков часть снаряжения. Чрезвычайно удобные складные алюминиевые мачты фирмы «Телефункен», употреблявшиеся в Памирской экспедиции 1928 г., к сожалению, оказались занятыми в Каракумской экспедиции, и поэтому пришлось заказать складные мачты из бамбуковых палок; каждая мачта составлялась из четырех палок, длиною каждая почти по 2 м, и укреплялась тремя рядами оттяжек. Все это упаковывалось в один ящик длиною около 2 м, представлявший по своей длине некоторые неудобства при перевозке вьюком. Антенна была однолучевой и употреблялась различной длины, от 30 до 50 м, смотря по местности.

  9) Магнитный теодолит Chasseon'a № 38, в ящике размерами 22 X 16 X 21 см, весом 5 кг.

  10) Компенсационный прибор к нему, содержащий нормальный элемент, нормальное сопротивление, аккумулятор и переменный реостат. Все это в ящике размером 20 X 15 X 20 см и весом 5 кг.

  11) Инклинатор Daweг'а № 195, в ящике размером 21 X 22 X 29 см и весом 8 кг.

  12) Универсальная тренога для магнитных приборов, разборная, в чехле, весом 5 кг.

  13) Фотографический аппарат 9 X 12 см, в чехле, с принадлежностями, тренога к нему и запас пластинок и плоских пленок (15 дюж.).

  14) Ящик с разной мелочью и запасными вещами, содержащий: три лампы микро, запасной антенный канатик, шесть записных книжек, ручную электрическую лампу для освещения инструмента, двадцать пять лампочек для карманных фонарей, рулетку, монтажный провод, плоскогубцы, отвертки, карандаши, резинки, необходимые книги и т. д.

  Треноги (астрономическая и магнитная) и батареи были отправлены в Фергану заблаговременно багажом, однако, застряли в дороге, и были получены только через два месяца. Это поставило отряд в очень затруднительное положение; без треноги, в крайнем случае, можно было обойтись, зарывая в каждом пункте наблюдения деревянные столбы, на которые и ставить инструмент; отсутствие же батарей срывало намеченную работу, так как лишало возможности пользоваться радиосигналами времени, определять же долготы перевозкой хронометров в этом районе не имело смысла.

  Батарей в Фергане достать не было возможности, и пришлось посылать за ними в Коканд и Ташкент. С большими трудностями удалось достать там несколько сухих батарей в 4.5 вольта для накала и две анодных батареи по 80 вольт завода «Мосэлемент», типа Б 80 – 3. Эти анодные батареи представляют собой деревянные ящики, содержащие шестьдесят элементов Лекланше в небольших открытых фарфоровых сосудах, заливающихся перед употреблением раствором нашатыря. Уголь одной батарейки соединяется с цинковым листочком другой при помощи весьма тоненькой полоски цинка, которая от тряски батареи легко обрывается. На первый взгляд казалось, что такую батарею можно употреблять только в стационарной обстановке, поставив ее в спокойное нежаркое место (как говорилось в инструкции) и время от времени доливая жидкость по мере ее усыхания.

  Однако, выбора не было, и пришлось приспособиться к тому, что имелось. Оказалось, что возможно и с такой анодной батареей путешествовать по ферганским тропам и скалам, где горные киргизские лошадки переносят тяжелый вьюк с одного пункта на другой, то взбираясь на крутые перевалы, то спускаясь в глубокие долины, часто пробираясь по узким карнизам, нависшим над пропастью, задевая вьюком за выступы скал.

  Батарея была заново перемонтирована, все соединения были сделаны медной проволокой вместо тонких листочков цинка, отдельные сосуды были закреплены, чтобы избежать их шатания. После каждого пункта, перед дальнейшей перевозкой, жидкость, по возможности, выпаривалась на солнце (чтобы сохранить нашатырь) или просто выливалась, а перед употреблением в новом пункте снова заливался свежий раствор. Одна батарея прослужила таким образом в течение двух месяцев.

  Что касается отсутствия треног (в первых четырех пунктах), то это обстоятельство тоже доставляло изрядно неудобств и несколько задерживало работу. В каждом месте приходилось разыскивать или вырубать в арчевом лесу соответствующей длины и толщины деревянный столб, доставлять его на место выбранного пункта, выкапывать достаточной глубину яму и закапывать столб, укрепляя его камнями и утрамбовывая, чтобы не было шатания. Так как не было столбов, достаточно широких, чтобы можно было прямо на них ставить инструмент и хронометр, то приходилось на столб набивать кусок толстой доски в виде столика. Доска эта прибивалась очень прочно несколькими длинными железными гвоздями, и совершенно не шаталась. Когда астрономические наблюдения оканчивались, наступала очередь за магнитными наблюдениями; для этого верх столба вместе с прибитой доской и гвоздями спиливался совсем, на столб ставился магнитный теодолит, и над этим укреплялась палатка для защиты от ветра; магнитные наблюдения производились в палатке. Такая процедура в каждом пункте, конечно, требовала больше времени и хлопот, чем это необходимо, когда имеешь треноги отдельно для астрономических и магнитных наблюдений. Это я особенно оценил в двух последних пунктах (Кадам-джай и Чаувай), когда были получены обе треноги, а также вторая палатка. По прибытии на пункт сразу устанавливались две треноги, причем магнитная тренога ставилась в створе астрономического пункта и какого-нибудь отдаленного резко очерченного предмета (миры), чтобы иметь для определения склонения готовый астрономический азимут миры, определявшийся кругом Репсольда с астрономической треноги; над магнитной треногой сразу устанавливалась магнитная палатка; в другой палатке устанавливался радиоприемник; таким образом, я был хозяином своего времени: в любой момент я мог «переключиться» с астрономических на магнитные наблюдения и обратно, как это было удобнее по времени и состоянию погоды.

  Палатки, высланные тоже заблаговременно из Москвы, постигла та же участь, что и батареи и треноги, они не прибыли в г. Фергана во время, и поэтому пришлось сооружать палатку из кусков имевшегося брезента и деревянных палок; так как палатка предназначалась для защиты от ветра при магнитных наблюдениях, то в ней не было ни одной железной части. Такую палатку удалось соорудить одну, и так как она должна была служить и при магнитных наблюдениях и в ней же должен был устанавливаться радиоприемник при астрономических наблюдениях, то ясно, что по этой причине магнитные наблюдения можно было начать только по окончании всех астрономических наблюдений, когда вся радиоустановка укладывалась и палатка переносилась и устанавливалась над магнитными инструментами.

  Все указанное выше снаряжение, а также и мои личные вещи перевозились двумя вьючными лошадьми. Одна лошадь несла два вьючных ящика (деревянный ящик, обитый брезентом, величиной 65 X 30 X 65 см и весом порожний 15 кг), в которые укладывались наиболее хрупкие вещи, как, например, вертикальный круг Репсольда, ящик с хронометрами, завернутый обычно в полушубок для избежания резких ударов, магнитный теодолит, пластинки, анодная батарея и т. д. Другая лошадь несла два «ягтана» (вьючные кожаные чемоданы), в которые можно было поместить вещи менее хрупкие: железный ящик с радиоприемной установкой, батареи накала, некоторые личные вещи и т. д. Поверх этих вьюков укреплялись треноги, радиомачты и палатки. В общей сложности на каждую лошадь приходилось около 80 кг.

 

  Нажми фото, что-бы увеличить

Схематическая карта района работ отряда.

 

Астрономический пункт Хайдаркан.

 

Малый вертикальный круг Репсольда.

 

Астрономический пункт Кульп.

 

Перевал Гаумыш.

 

Материал нашел и подготовил к публикации на сайте www.geolmarshrut.ru Григорий Лучанский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

______________________________________________________________________

Яндекс.Метрика